У память нет национальности

Посетили уникальный мемориал в Калининградской области в поселке Нагорное Багратионовского района на Интернациональном кладбище жертв Концагеря Шталаг 1А. Когда я вышел из автобуса, мне сдавило виски, без преувеличения. Мемориал, изображающих замученных убитых людей, сваленных в яму и засыпанных землей, произвел неизгладимое впечатление. Мы несколько минут стояли молча…
Затем обнаружили большое количество мемориальных плит от всех стран, чьи граждане погибли в этом ужасном месте — Польша, Франция, Голландия, Италия, Бельгия. Конечно, как всякий на моем месте, я в очередной раз подумал о том, насколько страшной была та война. Почему мы с уважением относимся к памяти погибших иностранцев на нашей территории, и не сносим мемориалы под различными предлогами и не цепляемся за сиюминутные вспышки национализма. Можете себе представить, как в ответ на снос памятника Черняховскому в польском Пененжно, администрация Багратионовска решила бы прекратить ухаживать за местом захоронения польских граждан, и затем, просто снести их, под предлогом ветхости? У нас воспитание другое, другое мировосприятие. Для русского человека прах усопшего — святое. Не важно, как этот человек относился к нам, что говорил и что делал. И говорить об усопших принято или хорошо или ничего. Яркий пример с гибелью президента Польши Качиньского, который, мягко говоря, не жаловал нашу страну. Однако, это никак не повлияло на чувствие, массово выраженное нашими гражданами ему и всей погибшей польской элите, как бы она к нам при жизни не относилась. Я не могу представить себе, что адекватный гражданин России позволит себе, как рижский полицейский Янис Брушевиц посмеяться над жертвами авиакатастрофы (она написал — «ничего страшного, там же погибли в основном граждане России»). Не важно, что на следующий день он этот комментарий удалил и извинился. Важно, что для многих граждан, по разным причинам обозленных на нашу страну, допустимо такое циничное поведение. «Плюнуть» в погибшего гражданина России — уже практически норма для некоторых граждан Украины. Это тот случай, когда личная ненависть перевешивает мораль, воспитание и человечность. Когда чужая боль заслоняется злорадством и глумлением. Для русского человека такая крайность практически не возможна, ему свойственно сострадание к чужому горю и помощь, не смотря на обиды. В современном мировом «русофобском клубе» появился тренд — злорадствовать российским трагедиям, кричать «так вам и надо», «Это вам за Крым», «это вам за оккупацию», «это вам за Семилетнюю войну», за «поход князя Игоря против древлян»…

Эти крайности не столько часть своеобразного отношения к жизни (вспоминаем «Шарли Эбдо»), сколько внушаемое годами пренебрежительное отношение к гражданам нашей страны. Пока нас обвиняют в пропаганде, людям годами всеми способами объясняли, что русские — это «недочеловеки», они не моются, не умеют читать, а те, кто похож на людей и аккуратно выглядит, — агенты КГБ. Наши спортсмены посажены на допинг с рождения, а ученые воруют труды у западных коллег.

А пока мы наблюдали огромную колонну автомобилей с молодыми людьми, мотоциклистов, которые вместе с нами приехали за 40 км от Калининграда к самой границе с Польшей, чтобы почтить память погибших в концлагере граждан Западной Европы, мне захотелось, чтобы и по ту сторону границы польская молодежь когда-нибудь отдала дань память героям Советской Армии, которые гибли сотнями тысяч, освобождая Польшу от фашистов. Просто пришли и склонили голову, забыв про все обиды…